Гарольд Джеймс: Успех Польши

Успех Польши

Photo of Prof. Harold JAMES

Prof. Harold JAMES

профессор европейских исследований в Принстонском университете на кафедре финансируемой Клодом и Лором Келли и официальный историк МВФ. Он является автором, в частности, Немецкого кризиса (1986); Конец глобализации (2001 г.) и Война слов: глоссарий глобализации (2021 г.).

اсм тексты друга

Крах советского коммунизма был процессом, который получил свое начало в Польше, когда движение «Солидарность» окончательно разрушило деспотический и бесчеловечный режим. Сильным мотивом в этом стремлении к переменам было желание восстановить связь с международными организациями и вернуться в Европу.

С тех пор экономические преобразования в Польше были впечатляющим успехом и сопровождались устойчивым экономическим ростом. Фактически, Польша была единственным государством-членом Европейского союза, где рост доходов продолжался на протяжении всего финансового кризиса 2008 года, а в последнее время эта страна понесла наименьшие экономические потери из-за пандемии Covid-19. Конечно, статистические данные об уровне жизни по-разному интерпретируются и искажаются, но они демонстрируют удивительное сближение с Западной Европой. Самый простой и интуитивно привлекательный показатель – это продолжительность жизни людей. В 1990 году ожидаемая продолжительность жизни в Польше и Украине была почти одинаковой (70,9 и 70,1 года соответственно); для сравнения, последние данные за 2019 год – 77,9 и 71,8 года. Поляки теперь живут лучше и дольше.

Эти данные не являются результатом какого-то случайного события, а скорее отражают качество учреждений, а также сигналы и стимулы [применяемые властями]. Сегодняшний консенсус экономистов и политологов указывает на институты как на основные факторы, определяющие развитие. Однако хорошие институты не могут быть созданы немедленно: они требуют тщательного обсуждения и постоянного внимания к их проектированию. Построение эффективного и динамичного правового и экономического порядка во многом зависит также от способности учиться у других.

При традиционном подходе к трансформации все внимание сосредоточено на великих событиях, связанных с обретением свободы в 1989 году, харизме польского Папы Иоанна Павла II и смелых видениях участников переговоров за Круглым столом. Между тем процесс создания институтов занял гораздо больше времени: оно было достигнуто только в конце 1990-х годов, и именно это достижение заложило основу для продолжения экономического чуда.

Развитие институтов отражало новые взгляды на лучшую международную практику. В 1980-е годы появилось значительное количество научной литературы по вопросам инфляции, макроэкономической стабильности и экономического роста. Новый консенсус предполагал, что в промышленно развитых странах, хотя и не только, независимость центрального банка была тесно связана не только с более низким уровнем инфляции, но и с лучшими экономическими показателями. В то время уже стало известно, что органы, ответственные за денежно-кредитную политику, часто подвергались давлению со стороны политиков, которое, хотя и обеспечивало более высокий уровень роста денежной массы, однако не улучшало темпов роста в долгосрочной перспективе.

Эта литература изначально развивалась на основе убеждения, что создание надежных механизмов взаимодействия является важным элементом в укреплении доверия к политике [банка]. В этом подходе упор делался на правовой аспект положения центральных банков, и, как следствие, акцент был сделан на четко определенных условиях контрактов или законов об учреждении этих банков.

Новое позиционирование центрального банка в Польше было частью общей конституционной реконструкции и новой конституции 1997 года. Этот шаг можно понять только как часть постоянного стремления к институциональному сближению с Европой и европейским идеалам – сначала через членство в Северноатлантическом альянсе, а затем Европейском союзе. Независимый центральный банк и фискальное правило были частью процесса конвергенции. Фискальная цель, указанная в ст. 216 (5) Конституции Республики Польша, копировала 60-процентный лимит, установленный в Маастрихтском договоре и Пакте стабильности и роста ЕС: “Не допускается получение кредитов или предоставление финансовых гарантий и поручительств, в результате которых государственный публичный долг превысит 3/5 стоимости годового валового внутреннего продукта (…) “. Положения о центральном банке (статья 227 Конституции Республики Польша) выглядели как повторение Закона о Бундесбанке с упором на «обеспечение» стоимости денег или стабильного уровня цен: «Narodowy Bank Polski несет ответственность за стоимость польских денег».

Этот шаг и подробные решения изложены в Законе о банках 1997 года соответствовали аналогичным шагам в других странах мира. Второй этап Экономического и валютного союза, как это предусмотрено в Маастрихтском договоре, требовал запуска процесса, ведущего к независимости центрального банка; и новый и исключительно независимый Европейский центральный банк начал свою работу в 1999 году

В Польше этот шаг оказался успешным, поскольку в 2002 году инфляция достигла уровня ниже 2 процентов – уровня, обеспечившего на протяжении многих лет основу для принятия деловых решений, которые привели к процветающей предпринимательской экономике.

Гарольд Джеймс

Контент защищен авторским правом. Распространение только с разрешения издателя. 10/11/2021