Проф. Адам Гляпиньски: Центральные банки после пандемии – шансы и вызовы Проф. Адам Гляпиньски: Центральные банки после пандемии – шансы и вызовы

Центральные банки после пандемии – шансы и вызовы

.Древние греки были правы в большинстве вопросов, но, к сожалению, не знали концепции ускорения или, по крайней мере, не обладали математическим инструментарием для ее формального описания. Прошло много времени, прежде чем, благодаря Галилею, а в самом деле, только благодаря Ньютону, мы поняли, что ускорение, то есть изменение скорости во времени, неизменно связано с приложением силы. Последние месяцы учат, что второй закон динамики полезен не только тогда, когда мы хотим вывести спутник на орбиту, но также когда мы пытаемся понять экономические события в Польше и в мире во время пандемии, интерпретационным ключом для которых является именно явление ускорения.

Итак, всего за несколько недель, под влиянием внешней силы пандемических ограничений и паники, вызванной коронавирусом, экономики многих стран перешли внезапно от устоявшегося экономического роста к драматическому коллапсу. Поток негативных данных беспощадно ускорялся, и на заднем плане зачастую происходила драматическая борьба за здоровье и жизнь граждан.

Ситуация требовала столь же быстрых и решительных действий – направленных не только на ограничение передачи вируса, но и на снижение негативного воздействия пандемического шока на экономику. NBP отреагировал как один из первых центральных банков, приняв меры по значительному смягчению денежно-кредитной политики. Благодаря тому, что в последние годы мы проводили традиционную консервативную денежно-кредитную политику, мы располагали необходимым пространством для действий, и, не колеблясь, снизили процентные ставки почти до нуля и начали покупать облигации, выпущенные и гарантированные Государственной казной.

Несмотря на то, что мы принимали решения очень быстро и в условиях огромной неопределенности, сегодня можем сказать, что они, несомненно, оказали эффективную поддержку польской экономике. Этот успех в основном отразился на данных по ВВП, согласно которым падение внутреннего продукта в Польше было более чем в два раза ниже, чем в среднем в Европе. Также удалось избежать ухудшения ситуации на рынке труда, на что указывает, в частности, самый низкий уровень безработицы во всем Европейском Союзе.

Но так же, как сила пандемических ограничений вызвала внезапную остановку целых секторов экономики, приводя во многих регионах мира к величайшей рецессии в их современной истории, так и явное улучшение эпидемической ситуации и постепенное снятие ограничений влекут за собой значительный экономический подъем, заметный также в Польше. И хотя направление изменений – к счастью – противоположное прошлогоднему, темпы кажутся такими же головокружительными.

Хорошая иллюстрация этого – данные по экономике США. По оценкам экономистов, за последние 70 лет там требовалось в среднем почти 14 кварталов, чтобы преодолеть расстояние от дна рецессии до ее полного потенциала. На этот раз данный процесс может занять всего полгода – и это при том, что масштабы падения ВВП, вызванного пандемией, были самыми высокими в США за послевоенную историю этой страны.

Это ускоренное восстановление экономики, которое наблюдается во многих областях, также и в Польше, вызывает радость, что вполне понятно, но – как и внезапное замедление темпов роста год назад – оно также создает некоторые вызовы. Например, появляются опасения, что центральные банки будут поздно реагировать на улучшающиеся макроэкономические данные и прогнозы, что могло бы создать угрозу для устойчивого экономического роста.

Даже если контекст этих высказываний современный, они не являются чем-то новым в истории денежно-кредитной политики. В конце концов, еще Уильям Макчесни Мартин, председатель ФРС, курировавший послевоенное восстановление в 1951-1970 годах, точно заметил, что реальная задача центрального банка – «суметь поставить набок вазу с пуншем именно в тот момент, когда веселье уже началось.” Конечно, определение оптимальной стратегии выхода из нетрадиционных действий в денежно-кредитной политике является довольно сложной задачей. Однако можно с уверенностью сказать, что этот процесс – как в мире, так и в Польше – должен быть разумно распределен во времени и восприниматься как элемент преемственности политики центрального банка, которая, с одной стороны, не может нарушить основы посткризисного роста и, с другой – не может допустить нарастание макроэкономических и финансовых дисбалансов.

Опыт, накопленный NBP, особенно в прошлом году, разработанные аналитические инструменты и каналы связи с рынком подготовили нас к этому вызову. Центральный банк доказал свою эффективность в снижении экономического воздействия пандемии и докажет это еще раз, проводя осмотрительную политику восстановления экономики на траекторию быстрого роста при сохранении стабильности цен и макроэкономического равновесия. Однако мы не можем допустить, чтобы какие-либо внезапные изменения обменного курса или доходности облигаций ограничивали наши перспективы роста, ибо речь идет о потенциале роста польской экономики в течение многих следующих лет. Именно поэтому у нас есть собственная валюта, польский злотый, чтобы иметь возможность проводить независимую и автономную денежно-кредитную политику, которая является для нас важным амортизатором шоков.

Что, если бы мы раз и навсегда справились с пандемией и ее экономическими последствиями? У нас амбициозные планы на будущее, общий знаменатель которых – догнать страны с наивысшим уровнем благосостояния. Преследуя эту цель, мы должны не только проводить осмотрительную денежно-кредитную политику, но и в полной мере использовать возможности, создаваемые увеличением наших валютных резервов.

Как центральный банк, NBP является хранителем огромного национального богатства в виде резервных активов, стоимость которых составляет 133,4 млрд евро (данные по состоянию на конец мая 2021 г.). Благодаря разумному управлению валютными резервами, в 2016-2020 годах NBP получил прибыль, что позволило передать в качестве общей суммы платежа в государственный бюджет свыше 32 млрд злотых, соответствующее на конец года почти 5% от общей суммы баланса NBP конца 2020 г. Имея в виду стремление обеспечить высокую безопасность инвестированных средств, их ликвидность и долгосрочную прибыльность, Правление NBP приняло в 2020 г. новую стратегию управления резервами, что особенно важно в мире низких или отрицательных процентных ставок в крупных экономиках. Одним из столпов нашей инвестиционной стратегии является постепенное увеличение золотых ресурсов центрального банка, что эффективно диверсифицирует риски, связанные с другими инвестициями. В 2018–2019 годах NBP приобрел уже 125,7 тонны золота, увеличив свой золотой запас до 228,7 тонны, или примерно 8% официальных резервных активов. Масштабы и темпы дальнейших закупок золота будут зависеть от динамики роста валютных резервов NBP, а также от будущих макроэкономических и рыночных условий.

Мы многого достигли, но многое еще впереди. Вот почему не можем останавливаться на достигнутом – мы должны осознанно вывести Польшу на путь устойчивого роста и конвергенции и разумно инвестировать растущие резервные активы. На карту поставлено безопасное будущее и дальнейшее улучшение материальных условий жизни миллионов полек и поляков.

Адам Гляпиньски

Текст одновременно публикуется в польском ежемесячнике «Wszystko Co Najwaniejsze» в рамках проекта, осуществляемого с Институтом национальной памяти и Центральным банком Польши (Narodowy Bank Polski).

Контент защищен авторским правом. Распространение только с разрешения издателя. 25/06/2021

Magazyn idei "Wszystko Co Najważniejsze" oczekuje na Państwa w EMPIKach w całym kraju, w Księgarni Polskiej w Paryżu na Saint-Germain, naprawdę dobrych księgarniach w Polsce i ośrodkach polonijnych, a także w miejscach najważniejszych debat, dyskusji, kongresów i miejscach wykuwania idei.

Aktualne oraz wcześniejsze wydania dostępne są także wysyłkowo.

zamawiam